Отголоски «домофонной войны»

Конфликт участников тюменского рынка обслуживания домофонов до сих пор не исчерпан. В этом убедились жители ряда микрорайонов, где по подъездах появлялись объявления, предупреждающие о том, что некие лица намеренно и профессионально выводят из строя домофонное оборудование с помощью электрошокеров

Эта история началась еще в прошлом году. Кто-то называет точкой отсчета для противостояния на домофонном рынке Тюмени появление казанской компании «Безопасный город», которая предложила внедрять в рамках настройки домофонов дополнительные услуги, как-то информационное оповещение о чрезвычайных ситуациях. По мнению ряда участников рынка, это не более чем попытка с помощью сомнительных методов ведения конкурентной борьбы захватить наибольшую площадь обслуживания. Однако в «Безопасном городе» эти обвинения отвергают.

Но главной претензией стало то, что в этой сфере предпринимаются попытки поменять правила игры, а именно перевести домофоны в состав общего имущества дома, чтобы ими распоряжались УК и ТСЖ, а не жильцы. И все бы ничего, но одна из сторон конфликта обвинила другую, что процесс перевода, который может осуществляться только по решению общего собрания жильцов, осуществляется с многочисленными нарушениями закона. Мы попросили представителей сторон высказать свою точку зрения на эту ситуацию.

Руководитель компании «Безопасный город» Ильдар Гайнанов в беседе с корреспондентом Dom.72.ru отметил, что перевод домофонов в состав общего имущества соответствует интересам собственников.

«Раньше домофоны обслуживались на основе прямых договоров "житель – домофонная компания". Управляющая организации или администрация города никак не могли повлиять на качество обслуживания, так как компании прятались за тысячами договоров с жителями. Те, в случае если ДК плохо работала, тоже не могли повлиять на качество оказываемых услуг, так как чтобы поменять подрядчика по обслуживанию домофона в своём подъезде, нужно было расторгнуть все договоры жителей, заключённые в этом доме. Сумма за обслуживание домофона в среднем составляет 35 рублей в месяц. Многие собственники такие несущественные для них договоры не сохраняли. А если все договора не расторгнуты, то и обслуживающая организация не меняется. На практике только единицам в Тюмени удавалось сменить подрядную организацию», – говорит он.

В конце 2014 года в городе началось движение по легализации деятельности сферы обслуживания домофонов, продолжает Гайнанов: «Всем компаниям, в том числе и нам, было предложено переходить на взаиморасчёты через УК в рамках понятных и прозрачных договоров на обслуживание. Однако ряд компаний не согласились на новые условия, по новым договорам в случае некачественного обслуживания сервисную компанию можно легко поменять на другую.

С середины 2015 года была организована информационная атака на УК, которые пошли по пути легализации рынка обслуживания домофонов, – говорит представитель «Безопасного города». – А центром нападок стали мы, так как начали играть по новым правилам, которые не устраивали некоторых других участников рынка. Про нас стали распространять разные слухи. Апогеем стало коллективное письмо на имя губернатора области с просьбой остановить нашу деятельность. В письме написаны все основные мифы, которые наши оппоненты пытались навязать обществу и чиновникам про работу «Безопасного города». Однако УФАС признал, что распространяемая про нас информация не соответствует действительности».

Руководство компании «Безопасный город» также направило письмо губернатору с опровержением представленной о фирме информации. «В итоге после серии проверок нашу деятельность признали законной. Единственное что расстраивает: несколько домов в Тюмени, введённые в заблуждение о деятельности нашей компании, подали документы в суд с просьбой аннулировать итоги собраний, на которых принимались решения об обслуживании домофонов через УК. Из 1700 домов таких оказалось 7 – меньше 0,5%. Правда, два из них, увидев как хорошо стали обслуживать домофоны у их соседей, снова обратились в УК, чтобы вернуться к обслуживанию по общему, понятному договору. Предполагаю остальные 5 тоже рано или поздно одумаются», – заявил Ильдар Гайнанов.

Что касается поломки домофонов электрошокерами, то представитель компании «Безопасный город» считает это очередным информационным вбросом со стороны конкурентов. «На рынке много компаний и точно знать, кто кого обслуживает, практически нереально – таблички на дверях с контактами часто отсутствуют. А ломать 20-40 домофонов, чтобы поднять стоимость обслуживания на всем рынке домофонов численностью 8000 устройств – бессмысленно, не говоря уже о том, что это серьезное правонарушение».

Оппоненты «Безопасного города» в свою очередь уверены, что включение домофона в состав общедомового имущества должно быть исклютельно решением жильцов. На деле же, уверяют они, на рынке наблюдаются попытки повлиять на это решение со стороны. Они ссылаются на судебные постановления, согласно которым в ряде домов домофоны включены в состав общего имущества с нарушением закона. Как отметил представитель одной из организаций, представляющих интересы жильцов, пожелавший остаться неназванным, многие собственники подтвердили, что собраний по этому вопросу в их домах никто не проводил.

«В большинстве случаев домофон является частной собственностью жильцов. За исключением тех, которые изначально установлены при строительстве и сдаче дома – это общедомовое имущество и об этом никто никогда не спорил. Однако можно смело предположить, что в Тюмени домофоны на 99% установлены за счет собственников. Типичной является ситуация, когда не все жители подъезда оплачивали установку домофона. Но им не запрещено пользоваться домофоном, поскольку по Конституции никто не имеет права ограничить гражданину доступ к его жилищу. Допустим, соседи предложили скинуться, человек вправе отказаться. Однако в этом случае такой жилец не является собственником домофона и не может участвовать в принятии решений по распоряжению этим имуществом. Более того, этот вопрос должен обсуждаться жильцами каждого подъезда отдельно. Если жильцы каждого подъезда большинством голосов приняли такое решение, тогда все по закону. Но то, что мы наблюдаем сейчас, что в частности делают некоторые домофонные компании в «сотрудничестве» с управляющими компаниями, не соответствует законодательству. Это подтверждено и решениями суда. Однако инициировать тяжбы по каждому конкретному дому, согласитесь, затруднительно. Судебное разбирательство может длиться месяцами», – говорит собеседник.

По его словам, никто не против прихода новых компаний на рынок домофонных услуг, однако при этом все должно происходить законным путем и с соблюдением прав и интересов граждан. «Когда одна из компаний заявляет, что хочет предложить собственникам более широкий спектр услуг по более низким ценам, – не вопрос, предлагайте, но только делайте это на условиях добросовестной конкуренции, по закону», – говорит эксперт.

Он утверждает, что по собраниям, вызывающим сомнения в легитимности, собственники пишут жалобы в ТРИЦ, ГЖИ, Роспотребнадзор. Но ситуация не меняется. «Хотя есть свидетельства граждан о том, что в соответствующие органы направлены протоколы общих собраний собственников, которые жильцы не подписывали, и зачастую у людей возникают большие подозрения, что никаких собраний вовсе не проводилось. Ситуация, когда уполномоченные органы закрывают глаза на прямое нарушение законодательства и ограничиваются дежурными отписками, совершенно непонятна», – говорит он.

Напомним, согласно последним изменениям в Жилищном кодексе РФ, подделка протокола общего собрания собственников жилья является уголовным преступлением. При этом представители домофонного бизнеса открещиваются от подозрений чиновников в корыстной заинтересованности.

На претензии новых участников рынка по поводу того, что обслуживание домофонного хозяйства во многих домах Тюмени не соответствует современным требованиям, «старожилы» отмечают, что у собственника всегда есть право выбора. «Не нравится жильцам, как у них домофон обслуживают, что кругом провода торчат, оборудование не работает, – любой абонент с договором имеет право потребовать от домофонной компании устранить недостатки. Если та не реагирует, гражданин вправе как минимум не оплачивать эту услугу, поскольку договор не исполняется. Уверяю вас, ни одна домофонная компания не подаст на него в суд, потому что для нее же это может обернуться проблемами. А если недовольство работой домофонной компании носит в подъезде массовый характер, жильцы могут договориться о расторжении договора. И затем выбрать другую компанию, хоть из соседнего подъезда. Если люди считают, что она со своими обязанностями справится лучше прежней», – говорит собеседник.

Как отмечают участники рынка, в практике работы домофонных компаний в Тюмени немало случаев, когда собственники без проблем и скандалов переходили от одной фирмы к другой, и после этого никто никому не мстил, не оказывал давления. Так, одна компания решила поднять цену сервиса с 40 до 45 рублей в месяц. Жители обратились в другую организацию с просьбой взять их на обслуживание, поскольку новая цена их не устроила. Первая компания никаких возражений не имела, и на взаимоотношениях участников рынка это никак не отразилось. Хотя предприниматель, который принял решение о повышении цены, потерял несколько сотен подъездов. «Это нормальная конкуренция – потребители сами регулируют рынок. И никто никаких собраний организовать не пытался и жильцов не агитировал», – говорят эксперты.

Они признают, что проявления нецивилизованных отношений на тюменском рынке установки и обслуживания домофонного хозяйства присутствуют, но не более чем в любом регионе или в каком-то другом бизнесе. «Есть добросовестные компании, есть не очень – этот рынок не отличается любого другого. Мы знаем конкретные компании, которые устанавливали переговорные устройства, собирали за это деньги, а затем исчезали. Но таким образом они сами себе испортили репутацию, оттолкнули абонентов и потеряли место на рынке», – отмечают в ряде домофонных компаний.

Добавим, что в городе работают порядка 25 домофонных компаний. Что касается случаев порчи домофонного оборудования, то ряд участников рынка отмечают, что это компетенция участковых уполномоченных полиции. «Но у них и без того головной боли хватает, – говорят они. – Так что расследование таких случаев, скорее всего, дело бесперспективное».


Есен Абилькенов
Фото с сайта Shutterstock.com, специально для N1.RU

Оцените работу журналиста: